Bleed\Crawl - 2016

Изучая музыкальную сцену Висконсина или же интересуясь индустриальным дэт-металом Соединенных Штатов, невозможно пройти мимо команды Bleed, чуть позже ставшей известной как Crawl. В первом случае о них узнаешь, как о ближайших друзьях культовых Dusk и владельцев Requiem Productions, во втором - как об одних из пионеров подобного звучания. История группы закончилась 20 лет назад, однако двое бывших участников, Джейсон ДеЖардин и Том Данц, поделились своими воспоминаниями о группе, методах работы команд в 90-е и музыкальной индустрии. 

Как следует из информации, которую удалось найти в интернете, первым вашим совместным проектом была группа Nothing Sacred, в составе которой числились Том Данц (Tom Danz), Рон Хеемстра (Ron Heemstra), Джейсон ДеЖардин (Jason DeJardin) и Тим Панцлафф (Tim Panzlaff). В начале 90-х вы выпустили две демо-кассеты, после чего группы не стало. Расскажите, как вы познакомились и стали коллективом?

nothing_sacred.jpg

Том: пара слов насчет того, что было до Nothing Sacred…Тим Панцлафф и я собрали группу Holocaust вместе с гитаристом по имени Джефф и Джереми, который потом ушел в Vacuum Scam…у нас было несколько барабанщиков. Рон Хеемстра был моим другом со школы, мы вместе играли в нашей первой «настоящей» группе, которая называлась Outrage, вместе с Филом Дораном (Phil Doran) из Rock and Roll Land на басу. Рон продолжал мне рассказывать о крутом гитаристе, которым оказался Джейсон, так что что Джефф «ушел», а Джейсон присоединился к нам, так и организовался Nothing Sacred. Мы начали играть каверы. Metallica, Slayer, Flotsam and Jetsam, Prong…куча всего, но, думаю, направление примерно понятно.

Джейсон: мне было около 17-ти, когда я познакомился с Роном через нашего общего друга в местном торговом центре. Группа, в которой Рон играл вместе с Тимом и Томом, искала нового гитариста, и они знали, что я играю на гитаре. Я съездил к ним на репетиционную базу, попробовал с ними несколько песен, и они попросили меня присоединиться. Было не очень-то удобно, потому что парень, которого я заменял, появился когда мы играли!

Какую музыку вы играли в то время и можно ли где-либо её сейчас найти и услышать? 

nothing_sacred_2.jpg

Джейсон: поначалу это были кавер-версии. Мы, в основном, играли говнорок вперемешку с каверами на Slayer / Metallica / SOD / Death Angel. На самом деле, мы начинали под названием Ultra Violence, которое взяли у Clockwork Orange и Death Angel. Мы изменили название на Nothing Sacred после того, как узнали о другой группе, которая называлась Ultra Violence. Как ни странно, после смены названия мы начали играть более тяжелую  музыку, даже несмотря на то, что название звучало менее агрессивно. Записей Ultra Violence нет, кроме, быть может, видео с нашего первого и единственного концерта, который мы  дали под этим названием. Мы записали два демо Nothing Sacred со своим материалом, который был вариацией на тему хэви\трэша. 

Следующим шагом стала группа Bleed, в рамках которой вы играли индустриальный дэт метал. Вы рассматриваете Bleed как самостоятельный коллектив или как продолжение Nothing Sacred? 

Том: в 1992 году мы изменили название группы на Bleed. Думаю, мы нашли другую команду, которая называлась Nothing Sacred. Мы просто изменили название, не распадаясь. В тот  момент мы слушали Death, Deicide, и название Bleed я взял у Sinners Bleed группы Entombed. Bleed был полностью в теме дэт метала. Мой вокал тоже стал более дэтовым. 

Джейсон: На самом деле, Bleed - это просто еще одна смена названия, чтобы начать все заново, но это произошло одновременно с большими музыкальными изменениями и сменой состава. Мы тогда слушали дэт и индастриал в больших дозах, и это начало серьезно влиять на нас в плане подхода к сочинению.

У вас были определенные кадровые перестановки: вы приняли на бас Билла Кабасински (Bill Kabacinski), но в состав не вошел Рон Хеемстра (Ron Heemstra), барабанщик Nothing Sacred. Это было обоюдным решением? Вы намеренно хотели использовать драм-машину?

bleed_pic.jpg

Джейсон: Рон не был заинтересован в более тяжелом направлении, в котором мы хотели развиваться, так что мы приняли обоюдное решение разойтись. Рон был и до сих пор является отличным барабанщиком; мы были расстроены тем, что больше не можем использовать его талант. Наши подходы к творчеству перестали сочетаться друг с другом, так что, в конце концов, это был правильный выбор. Мы хотели найти ему замену, но так никого и не нашли. Было несколько барабанщиков в радиусе часа езды от нашей репетиционной точки, но они не захотели покидать свои группы. В качестве замены мы купили Roland R-70 и Korg 01W. Так как теперь мы остались втроем, мы согласились с тем, что найти дополнительного участника в качестве басиста будет хорошим шагом по ряду причин. Том сможет сконцентрироваться на вокале, а Билл, который играл на басу лучше, сможет заняться бэк-вокалом и раззадорить толпу чуть больше. 

Под маркой Bleed вы выпустили две записи, демо в 1992 году (которое на данный момент совершенноневозможно найти) и EP "Womb". В материале была разница или же в рамках Bleed вы придерживались одного курса? 

Джейсон: между демо и ЕР большая стилистическая разница. Демо - интересная вещь, связующий мостик между нашим трэшем и дэт-металическим звучанием. Это был последний раз, когда мы записывались с Роном за установкой и Томом в качестве басиста. Если я правильно помню, мы получили обложки, купили 150 чистых кассет и сами размножили запись с мастер-ленты. В качестве заметки: у нас оставалось немного студийного времени, и мы еще раз записали 5 или 6 песен с этого демо, но никогда не издавали этих версий. У Джоша есть копия этого призрачного демо, и мне нужно сделать копию для своей коллекции.

ЕР серьезно отличалось от демо-записи в музыкальном плане, в то время я называл это  «Industrial Strength Grind». На деле же это был дэт с индустриальными влияниями, такими как промышленные шумы или оркестровые подложки. Рон был заменен комбинацией из Roland R-70 и Korg 01W, и мы полностью избавились от наших трэшевых корней. К сожалению, мы опоздали на три недели. Пока «Womb» был в процессе печати, уже успел выйти «Soul of a New Machine» Fear Factory, и куча людей подумали, что мы скопировали их звук. Единственная вещь, в которой мы были виновны, так это то, что мы были большими фанатами Godflesh\Pitchshifter и то, что мы не из Лос-Анджелеса, а из Грин Бэй, что существенно ограничивало наши возможности. 

Том: примерно в то время мы решили стать более индустриальными, Godlesh и NIN оказывали на нас большое влияние. Я постоянно думал о жизни, смерти, реинкарнации и прочих подобных вещах. Со своей лирикой, открывающей темную сторону жизни, я видел себя Джимом Моррисоном сегодняшнего дня.

Bleed

Частью оформления ЕР является фотография Раковой Аллеи в Лос-Анджелесе, которая впоследствии также появилась на обложке альбома Godflesh "Songs of Love and Hate". Вы вкладывали какой-либо особый смысл в этот снимок или же это попросту понравившаяся фотография, которую вы посчитали удачной для вашего ЕР?

Джейсон: я нашел фотографию Раковой Долины в National Geographic, и мне действительно понравилось, что там был распятый Иисус на фоне химических заводов. Это было идеальной комбинацией Смерти и Промышленности, с которыми я отождествлял наше новое звучание. В качестве бонуса она также несла сообщение, что христианство всегда  будет использовать человеческую склонность к жадности и высокомерию. Все это было отлично сделано и готово к печати с разрешения National Geographic.

Ваш материал был издан даже на кассетах (и, представьте себе, фирма Thrash Corner Records, занимавшаяся этим, до сих пор функционирует). Как вы считаете, такой формат подходит для подобной музыки? Или же тогда вы совершенно не задумывались об этом и сам факт выпуска был намного более важным?

Джейсон: Рейналдо и Thrash Corner до сих пор в деле? Невероятно! В начале 90-х выпустить диск, как это сделали мы, было редкостью для андеграундной команды. Кассеты и  семерки были идеальным форматом для такой музыки, но мы хотели выделиться и начали с того, что издали только диски. Если я правильно помню, Рейналдо связался с нами и  предложил сделку: он предоставлял нам часть кассет, которые мы могли бы продавать самостоятельно, в обмен на то, что он, в свою очередь, будет продавать их по своему  разумению. Это было отличным соглашением, которое мы заключили после того, как продали около 700 дисков, так что не думаю, что это повредило бы нам в какой-либо степени.  Это было удобно для обоих сторон. 

Спустя некоторое время вы меняете название на Crawl, но музыкально продолжаете тот же курс. Ваш дебют, "Earth", вышел на достаточно крупном Pavement  Music. Как вам удалось попасть туда и что вы получили как группа?

Джейсон: после того, как мы издали «Womb» ЕР, мы начали стучать в двери различных лейблов, что закончилось тем, что мы подписали контракт с Olympic Recordings из Чикаго, Иллинойс. В свою очередь, Olympic отдали права на лицензирование Pavement Music, что было большим шагом для нас. Это очень помогло нам, потому что наши диски появились в крупных сторах типа Best Buy здесь, в США. У Pavement был ряд релизов, которые проходили через сеть дистрибьюции BMG, но «Earth» не был в их числе. К сожалению, Pavement выбрали несколько неудачных релизов для распространения через BMG, и цифры продаж не были высокими. Их контракт с BMG был безжалостно расторгнут, что несколько ослабило Pavement с точки зрения бизнеса. Они поддерживали нас на умеренном уровне, так что у меня нет никаких реальных претензий.  

В качестве примерно половины материала для "Earth" вы использовали песни с ЕР "Womb". Для чего потребовалось возвращаться к ним и перезаписывать эти вещи?

Джейсон: мы еще раз сменили название из-за другой группы в Лос-Анджелесе, уже имеющей права на название «Bleed». С переходом на новое название, Crawl, мы хотели, чтобы люди знали, что мы - та же самая группа, поэтому включили в альбом пять песен из ЕР «Womb». Так как наш звук постоянно развивался, я чувствовал, что если мы напишем десять новых песен, то наши фанаты могут и не признать нас в качестве той же группы. Это так же объясняет, почему «Earth» нужно было выпустить побыстрее - куй железо, пока горячо, так сказать.

crawl_pic.jpg

К моменту записи вашего следующего альбома вы наполовину сменили состав: в группе появились Кит Пауэрс (Keith Powers) в качестве басиста и Джош Ховланд (Josh Hovland), отвечавший за сэмплы и электронику. Что привело к таким изменениям в коллективе?

Джейсон: после выхода «Earth» мы наконец-то смогли должным образом поехать в тур, а не просто выбраться куда-то на выходных. Перед первыми концертами на Юго-Западе Билл вместе со своей подругой решил перебраться в Нью-Йорк, Тому пришлось снова взять на себя обязанности вокалиста и басиста для этих концертов. После того, как мы вернулись домой, стало очевидным, что Тому некомфортно от всех этих гастрольных поездок в микроавтобусе, и было решено, что с ним мы тоже должны расстаться. Это было серьезным ударом, но у нас не было иного выхода, кроме как двигаться вперед. У нас были анонсирован трехнедельный тур, и мы не могли отказаться от него на последних стадиях планирования и подготовки. Кит Пауэрс, некоторое время назад появившийся на музыкальной сцене Грин Бей, выразил интерес стать нашим басистом в случае необходимости. В таком составе - я, Кит и Тим - мы провели упомянутый ранее трехнедельный тур и вернулись домой. После этого мы продолжили писать новый материал и окончательно решили, что пришло время найти барабанщика, который будет играть отдельно от наших фоновых подкладок. Мы перепробовали несколько драммеров, в том числе Рона, который играл с нами раньше (он просто посмеивался над нами), и, в конце концов, Джош подходил лучше всех. Мы тусовались до этого с Джошем в течение многих лет и он помогал Рону с его установкой. Как примечание: Джош играл с нами, но никогда ничего не программировал, Тим и я делали все сэмплы, подклады и работали с секвенсорами. 

Том: мы подписали контракт с Olympic и сразу же записали «Earth», который состоял из новых песен и песен с нашего ЕР, продолжив там, где закончился Womb - индустриальный саунд плюс сэмплы. Я также экспериментировал с вокалом, что можно услышать на первых двух песнях. Olympic дали нами дистрибьюцию через каналы BMG и некоторую поддержку в плане туров. Мы начали играть на концертах тут и там с местными группами. Тогда мы писали песни для следующего альбома, который во многом был готов. После 10-тидневного тура на западе мы завершали поездку концертом на Милуоки метал фесте и домашним концертом в Грин Бей. Мое время в команде закончилось на пути домой с концерта в Милуоки. У меня и Джейсона были аргументы на этот счет, и я решил, что я все. Я не участвовал в домашнем концерте и это был конец. Группа продолжила записывать альбом, который мы полностью подготовили. После короткого тура по восточному побережью я думал, что группа полностью распалась.

Устав от метала, я организовал панк-рок группу под названием Calamity Jones, женился и переехал на западное побережье. У нас была песня «Super Hardcore» на сборнике «Stranglehold Punk Rock Across America», думаю, ты сможешь найти его на Амазоне. Мы отыграли несколько шоу на западном побережье и распались. Я вернулся в Висконсин и сфокусировался на восстановлении семьи и работе. Я организовал кавер-группу, «Kerosene Necktie», и несколько лет играл там. Желая сделать большее, я присоединился к хард-роковой команде, которая сейчас называется «Evade the Enemy». Обе группы можно найти на моей странице в Фейсбуке.

В 1996 году вы выпускаете "Construct - Destroy - Rebuild", на котором вы достаточно серьёзно сменили стиль. Что на вас повлияло в музыкальном плане при создании альбома и кто вообще был основным генератором идей в команде?

Джейсон: как я упоминал ранее, наше звучание постоянно развивалось. «Construct» был просто еще одной ступенью развития для нас. Яростный дэт потерял свою власть над нами, и наши влияния стали более широкими. Я слушал разные вещи типа Portishead, Orange 9mm, Helmet, Jawbox, Beastie Boys, Tori Amos и Dead Can Dance в то время. Я закончил писать почти все для "Construct, Destroy, Rebuild" в течение необычайно холодной зимы 1995\1996 года. На тот момент я был безработным и довольно жалким, что является идеальным сочетанием для создания музыки, которую мы играли. Были некоторые оставшиеся тексты, которые Том написал для «Animals», «Deny Me» и «Kerosene». Тим тоже написал несколько риффов, но подавляющее большинство - это я, морозящий свою задницу с гитарой, и немного электроники, добавляющей страдания в музыку.

Вы также сменили лейбл на Overture Records, которые до этого выпускали далёкую от индастриала музыку, однако вложившие деньги в сразу два нетипичных для них релиза - ваш и второй альбом индустриальной команды Puncture. Что это за контора и почему вы решили с ними сотрудничать?

Джейсон: после того, как «Earth» вышел на Pavement Music, наш действительный лейбл, Olympic Recordings, беседовали с Century Media и предлагали им выкупить наш контракт. Мы очень хотели, чтобы эта сделка состоялась, и я медленно воображал себе наш восторг по этому поводу. Марти из Olympic Recordings сообщил мне, что после долгих размышлений он не захотел продавать наш контракт, Он чувствовал, что новое лицензионное соглашение с Overture Records, над которым он работал, должно стать действительно выгодным для его лейбла и для нас как группы. К сожалению, сделки Overture провалились, оставив нас с ужасной дистрибьюцией и без какого-либо промоушна. Короче говоря, это было началом конца для нас.

После издания второго альбома от вас не было новостей и группа прекратила существование. Что было причиной?

Джейсон: Тим, Джош и я (без Кита) провели четыре недели гастролей в 1996 году и неделю участия в Warped Tour в 1997 году в поддержку "Construct, Destroy, Rebuild». Наш последний концерт был на парковке в Атланте, под пылающим солнцем Джорджии, около 13 пополудни. Метал, особенно тяжелее, чем Korn, был в значительной степени мертв к тому времени. Крупные команды выдержали шторм, но это было трудным временем для того, чтобы прогрессировать, если вы - молодая команда. Мы все были разочарованы и решили, что пришло время сосредоточиться на оплате счетов назад, домой. Помню, что сказал 40 людям, стоявшим возле сцены: «Это наша последняя песня. Вообще. Спасибо за то, что были вместе с нами». 

Тим Панцлафф (Tim Panztlaff) записывал виолончель для Dusk, Кит Пауэрс (Keith Powers) позже присоединился к ним. Насколько тесные взаимоотношения были в музыкальной тусовке Green Bay? У вас проходили совместные концерты?

Джейсон: мы все тусовались и вместе выступали на концертах в те дни. Джош и я помогали таскать оборудование Dusk, когда они играли с нами. Стив Гросс управлял нашим секвенсором, драм-машиной и сэмплером, когда мы играли с ними. Кит и Стив из Dusk основали Aphotic, где я также играл на барабанах в течение некоторого времени. Мы все были большими друзьями, которые уважали творчество друг друга. Это было веселое время для всех нас. Стив, Билл и я до августа 2015 года забавы ради вместе играли  в метал-кавер-группе El Diablo and The Hellwigs. 

Dusk недавно опубликовали новость о своём возвращении к деятельности. Нет желания возобновить активную музыкальную деятельность?

Том: что касается реюниона, я готов сыграть несколько концертов с этими ребятами, но я не разговаривал с ними с тех пор, как покинул группу.

Джейсон: здорово, что Dusk снова собрались вместе, они были потрясной группой. Надо будет заглянуть на реп.точку, когда вернусь домой в Грин Бей. Я часто думаю над созданием новой музыки, и я верю, что это произойдет, просто я не знаю, когда. Это не будет под названием Crawl. Я нахожу, что в моем почтенном возрасте у меня не так много поводов для гнева в личной жизни, так что надо откопать немного ненависти где-нибудь в другом месте. Жадность и тупость людей в целом обеспечивают достаточно мотивации для нового материала, и однажды я обращу свое презрение в музыку.