Французское индустриальное трио Kill the Thrill, никогда не отличавшееся обилием новостей, в середине нулевых и вовсе пропало с горизонта. Редкие записи на Facebook публиковались на французском, и из них невозможно было понять, что происходит в стане коллектива. Отправив запрос о возможности пообщаться в рамках интервью, мы ждали 4 месяца, прежде чем сообщение было прочитано и мы получили положительный ответ. Еще 8 месяцев по нашей вине ушло в никуда. Однако через год после первых попыток мы возобновили общение. Нашим собеседником стал Николя Дик (Nicolas Dick), который дал обстоятельные ответы на ретроспективные вопросы, охватывающие весь творческий путь коллектива на данный момент, и поделился планами на будущее. 

1.jpg

Основным творческим союзом на протяжении многих лет был и остается дуэт Marylin Tognolli и Nicolas Dick, и поначалу, в 1989 году, вы играли под названием «Smash The Slash». Как вы познакомились, что сблизило вас, что вы играли на тот момент и остались ли какие-либо записи тех времен?

Мы встретились с Мэрилин в 1986 году. В то время я играл в группе на гитаре и мы искали вокалиста. Мэрилин стала нашей певицей, а спустя 4 месяца группа распалась. Мы с Мэрилин остались без музыкантов и решили купить бас и драм-машину. Она училась играть на басу и мы начали играть. Гитарист Марк Мирча присоединился к нам год спустя и мы назвали группу «Smash the Slash». Мы сделали несколько демо, но записей не осталось. Через два года группа распалась. Мы основали Kill the Thrill в 1989 году.

В 2015 году вы выложили сборник ранних демо-записей под названием «1989». Насколько актуальны эти записи для вас сейчас как для группы?

Atypeek предложили разместить наши ремастированные альбомы в интернете. Поначалу ими стали все альбомы Kill the Thrill, а затем они предложили опубликовать старые неизвестные треки и первые песни группы с первого дело 1989 года.

Ваше звучание на дебютном альбоме «Dig» и ЕР «Pit», которые были изданы в 1993 году, в значительной мере изменилось по сравнению с демо-записями - стало более тяжелым и с характерным для индустриального метала первой половины 90-х звуком бас-гитары. Это были осознанные перемены или же попросту признак времени?

Мы были вовлечены в тему тяжелой шумной музыки с самого начала; нам требовалось время, чтобы сделать музыку более интенсивной - поначалу она была более «поп»-ориентированной, но становилась тяжелее с каждым годом. Прослушивание групп вроде Sonic Youth, Big Black, Swans, Einsturzende Neubauten в 1985/1986 изменило наши взгляды. Нам требовалось время, чтобы усвоить музыку.

Альбом «Dig» изначально был издан Atypeek Music, который в 1993 году сменил название на Agony, а до этого был известен как Go Get Organized - французский альтернативный лейбл, созданный группой музыкантов. Имели ли вы какое-либо отношение к его деятельности и чем был обусловлен такой выбор?

kill_the_thrill_pologne_1992.jpg

В 1989 году мы встретили Кристофа из Go Get Organized, который на тот момент не заинтересовался нашей группой. Три года спустя он сменил название лейбла на «Agony and the Ecstasy» и согласился издать наш первый альбом совместно с WMD и Noise Product, швейцарским лейблом. На тот момент других лейблов мы не знали.
По факту, Atypeek - это только для интернета.

Данный альбом, «Dig», в то же время был издан силами еще двух лейблов, Discordia и Semetery, и последние вместе с релизом альбома выпустили сопутствующий ЕР «Pit». Вы были настолько интересны слушателям на тот момент, что сразу несколько издательств занялись вашей командой?

Discordia - это немецкий лейбл, который решил выпустить «Dig» для немецкого рынка. Это было чуть позже 1993 года.

На ранних порах с вами играл гитарист Thierry Ringelstein, затем, в период записи Pit/Dig, в составе числился Patrick Allard. Какова их роль в становлении коллектива? Они привносили что-либо в музыку Kill the Thrill?

Поначалу Тьерри Ринглштайн был нашим гитаристом, но два года спустя его заменил Патрик Аллард, который записывал с нами «Pit» и «Dig». Тьерри был мелодичным гитаристом, который использовал много дилэя и ревера. Патрик же был более резким, диссонирующим, с большим количеством нерва. Вот почему музыка несколько изменилась. 

По мнению многих музыкантов, вторая половина 90-х - не лучшее время для коллективов, исполнявших тяжелую или экспериментальную музыку. Вы испытывали на тот момент какие-то особые тяготы?

На тот момент во Франции был подъем шумовой музыки. Нам было проще играть, но наша публика по-прежнему была малочисленна.

В рамках работы над альбомом «Low» вы сотрудничали с неким Эриком, который подготовил ряд электронных зарисовок. Это изначально задумывалось как разовая акция? 

Да, он предложил нам сделать небольшие зарисовки между песнями в качестве разового сотрудничества.

На своем первом альбоме, «Dig», вы сотрудничали с продюсером, David Weber, но уже над следующим альбомом вы работали самостоятельно. Вам не удалось найти подходящую кандидатуру или она не требовалась изначально?

Мы записывались с Дэвидом Вебером в женевской «Studio des forces motrices», а я занимался сведением. У нас имелось достаточно оборудования, чтобы сделать все самим при работе над нашим вторым альбомом, «Low». Все равно у Noise Product не было денег оплачивать студию и продюсера, и я лучше знал, что я хочу сделать.

Альбом «Low» был издан силами Noise Product, стилистический охват которых был весьма широк - от нойза, панка и альтернативной музыки до групп с элементами кабаре и шансона. Насколько комфортно было работать с ними? Вы как-либо пересекались с другими группами с этого лейбла? Был ли это клуб по интересам с общими тусовками или вас связывали сугубо деловые отношения?

Noise Product действительно были открыты для разнообразной музыки. Албан из команды лейбла был нашим другом с самого начала. Мы много раз играли в Женеве с разными швейцарскими группами типа Goz of Kermeur, Ka, Vomitose и так далее, которые тоже были подписаны на этом лейбле, ну и еще с Young Gods, La Muerte и прочими в «I’Usine», главной концертной площадкой в Женеве.

Обложки ваших релизов зачастую довольно абстрактные, и я не был удивлен, что долгое время вы использовали для оформления релизов работы одного и того же человека -  французского художника, фотографа и путешественника Michel Hezard. Из чего родилась идея такого сотрудничества? 

Я учился в художественной школе Beaux Arts, когда мне было 16. Michel был значительно старше, я знал его работы и они мне очень нравились.
Он делал абстрактные художественные наложения и мы трижды выбирали его работы для оформления наших альбомов до «203 Barriers» включительно.

2.jpg

Ваш следующий альбом, «203 Barriers», вышел с достаточно большой задержкой - он был записан в 1999 году, лейбл начал рассылать промо-диски в 2000 году, но официальный релиз состоялся лишь в 2001. Чем вызвана такая задержка?

Нам приходилось работать параллельно с созданием музыки, вот почему все это длилось так долго. В это же время мы записывались в Нью-Йорке, что тоже заняло время, и нам пришлось все потом переделывать в домашних условиях… В конце концов альбом издал новый лейбл, Season of Mist, которому потребовалось время, чтобы все организовать.

Изначально планировалось, что в качестве продюсера альбома «203 Barriers» выступит Michael Gira, лидер Swans, и для работы с ним вы специально путешествовали в Нью-Йорк, однако спустя некоторое время вы решили закончить работу самостоятельно. В чем была причина ваших разногласий и остались ли какие-нибудь промежуточные результаты ваших совместных сессий?

Видение конечного результата было слишком разным, и это обернулось неверным решением. Мы все сделали заново и потеряли кучу денег.

Вашим новым лейблом стал Season of Mist - крупный метал-лейбл с широкой дистрибьюцией, чьи релизы (в том числе и ваши альбомы) выпускались по лицензии и в России. Насколько для вас была ощутима разница? 

Внезапно у нас появились международные релизы, интервью и статьи, зачастую для металических и готических журналов.
Еще у нас был тур с Arcturus, метал-группой. Поначалу это было странно для нас - мы привыкли выступать с шумовиками или индустриальными группами. Но для нас открылись новые возможности, например, the Dillinger Escape Plan пригласили нас съездить с ними в тур, Isis и так далее…

Над «203 Barriers» вы работали уже в формате трио - к вам присоединился гитарист Frederic de Benedetti. С его приходом для вас что-либо изменилось в подходе к сочинению? 

С Фредом мы продолжили музыку Kill the Thrill, в том же виде, но с годами и опытом нашей жизни.

После стандартного для группы перерыва в 4 года Season of Mist выпускает ваш новый альбом, «Tellurique», однако мне попадалась информация, что поначалу вы собственными силами рассылали промо-версии без мастеринга. Это достаточно нетипичный ход для группы, издающейся на крупном лейбле, который, как правило, самостоятельно обеспечивает раскрутку релиза. Вас что-то не устраивало в их работе?

Нет, мы этого не делали. Мы работали с Season of Mist. Может быть, кто-то заполучил альбом до его официального выхода и что-то делал с этой версией, но я такого не припоминаю. У нас таких планов не было.

Примерно в то же время вы гастролировали с такими командами как The Dillinger Escape Plan, Isis, Pelican и Jesu - не самые типичные коллеги по сцене для вашей музыки. Что вы можете сказать об этих турах? Как вас - мягко скажем, не самую известную группу среди слушателей пост-метала и хардкора - воспринимала публика?

kopiya_photo_pierre_gondard.jpg

Было приятно выступать с ними: отличные моменты, выступления с большим количеством людей и на хороших площадках. Публика хорошо принимала нашу музыку. Это был хороший опыт.

На «Tellurique» присутствует кавер-версия «Us and Them», песни Godflesh. Ваш выбор крайне интересен - альбом, с которого взята эта песня, очень своеобразен и противоречив, Джастин Бродрик не слишком лестно о нем отзывается, а группы, исполняющие кавер-версии Godflesh, предпочитают выбрать что-то более каноничное. Чем было обусловлено ваше решение?

Мы записали эту кавер-версию для трибьюта Godflesh и решили также добавить ее в альбом, потому что она нам нравилась. Джастин согласился, ему понравился кавер, и однажды он сказал мне с улыбкой, что эта версия лучше, чем оригинал… Я так не думаю, она просто другая, оригинал действительно силен.

После выпуска «Tellurique» вы незаметно ушли в тень - с тех пор вашими работами стали лишь сплит, где вы представили кавер-версию Joy Division, и небольшую совместную работу с Overmars под названием «Buccolision». Что послужило причиной такого серьезного спада вашей творческой активности?

Нам необходимо зарабатывать на жизнь, музыки зачастую недостаточно для этого. Сложно найти время, когда у тебя есть работа, дети и так далее… Только известные группы могут прожить на музыкальные гонорары, и у них есть время для творчества.

В 2013 году Atypeek Music переиздал ряд ваших релизов в цифровом виде. Насколько отличалось нынешнее сотрудничество от того, что было 20 лет назад? 

Я ремастировал все альбомы и демо Kill the Thrill для этого. Сейчас они звучат чище и мощнее, чем прежде.
Еще я делаю мастеринг для групп с Atypeek уже 4 года.

Спустя два года, уже вы на своей бэндкэмп-странице выложили ремастированные версии всех альбомов Kill the Thrill. Вы считаете, что это - оптимальный вариант донести свою музыку до слушателей в данный момент?

Сказать честно - я не знаю, каков лучший способ продвижения группы…кроме барахла на YouTube. CD-диски закончились, винил вернулся, но по факту его покупают очень немногие. Публикация записей на сервисах платного скачивания не позволяет отбить затраты.
Группы должны выступать для своего же продвижения, но если ты недостаточно известен, то очень сложно найти места для концертов.
Посмотрим, как это отразится на группах в дальнейшем.

Коллективы, возвращающиеся после долгой паузы, зачастую либо немощны, либо повторяют старые песни на новый лад. Как вы считаете, у вас еще есть, что сказать людям? 

Мне нечего «сказать людям» с помощью моей музыки, я просто пытаюсь дать каждому возможность получить музыку максимально легко. Каждый может получить музыку Kill the Thrill тем или иным способом.
Мы работаем сейчас над новым альбомом. Нас будет четверо или пятеро: две гитары, бас, барабаны и я только в качестве вокалиста. Я делал партии двух гитар и вокала на протяжении 28 лет и устал от этого. Альбом будет на французском, и музыка станет следующей фазой того, что мы делаем с самого начала.
Посмотрим, что произойдет.